Бюджетное дошкольное

образовательное учреждение города Омска

Детский сад №361

МЕНЮ  

Информация для родителей о возможности получения психолого-педагогической, методической и иной консультативной помощи и возможности осуществления онлайн-записи на консультацию 

БДОУ № 361 Карпова М.Г.

Бюджетное дошкольное образовательное учреждение города Омска «Детский сад № 361»

644018, г. Омск, улица 4-я Кордная дом 43; тел.:53-63-04

  Карпова Марина Геннадьевна,

воспитатель БДОУ г. Омска «Детский сад №361»

 

Маленькая частичка для Великой Победы

Иванова Наума Герасимовича.

«Смелости учись у разведчика,

осторожности у сапера – никогда

не ошибешься», пословица.

Иванов Наум Герасимович.

Родился в 1906 году. Жил в селе Екатерининское Тарского района Омской области. С детства любил охоту, рыбалку, которые были не только увлечением, но и способом прокормить семью: к началу войны у него было три сына и две дочери.

Когда началась война, отправил на фронт сыновей. Сам ушел на фронт в январе 1942 года. Всю группу омичей — крепких, выносливых, метких охотников — направили на защиту блокадного Ленинграда.

Нацисты понимали, как важен Ленинград для Советского Союза, и не хотели ослаблять хватку. В городе была сосредоточена немалая часть предприятий, большинство из которых работало на оборонный комплекс. Кроме того, Ленинград оставался и символом революции, и образом русской культуры.

Впрочем, сам по себе город немцам был не нужен. Напротив, они хотели его уничтожить, растоптать боевой дух в самом начале войны. Ленинград постоянно обстреливали, бомбили.

Однажды, после очередной бомбежки, наступило длительное затишье. Уже несколько дней не было бомбежек. Но солдаты понимали, что это не с проста.

И действительно, немцы посадили снайпера. Он вел обстрел расположения не давал прохода несколько дней. Его никак не могли вычислить, даже снайпер был бессилен им помочь. В это время прибыло подкрепление из Омска. Наум, стоявший в первый день в дозоре, вычислил его расположение и из обычной винтовки одним выстрелом снял вражеского снайпера. Так начался боевой путь Наума Герасимовича.

Немецкие войска, осадившие город, подвергали его регулярным бомбардировкам и обстрелам из осадных орудий большой мощности. Но, несмотря на потери, стояли насмерть, не сдавались и не давали врагу продвинуться вперед. В это время Ленинград превращается в мощный укреплённый район. Было создано 110 крупных узлов обороны, оборудовались многие тысячи километров траншей, ходов сообщений и других инженерных сооружений. Это создало возможность производить скрытную перегруппировку войск, отвод солдат с передовой, подтягивание резервов. В результате резко сократилось количество потерь наших войск от осколков снарядов и вражеских снайперов. Была налажена разведка и маскировка позиций. Многие часы и дни новобранец Наум со своими однополчанами рыли траншеи. Зима была очень суровая, земля промерзла. Многие обмораживали руки и ноги, особенно тяжело было жителям теплых республик. И здесь сибиряки сумели себя достойно показать. Но очень часто приходилось бросать лопату и браться за оружие — отбивать очередную атаку немцев. Как хорошему стрелку, ему доверили противотанковое ружьё (ПТР). Организовали контрбатарейную борьбу с осадной артиллерией противника. В результате значительно снизилась интенсивность обстрелов Ленинграда вражеской артиллерией.

В дальнейшем он много раз ходил в разведку в расположение врага. И тут пригодились навыки охоты: бесшумное передвижение по лесу, наблюдательность, умение маскироваться и ориентироваться в лесу. Здесь Наум Герасимович был в своей стихии, и не было ему равных в преодолении многих преград. По малейшим, понятным только ему одному признакам, он безошибочно вычислял местонахождение часовых, замаскированных точек обороны, наблюдательных пунктов, снайперов и других объектов врага. Самым трудным для него, оказалось, убрать часового. Одно дело, когда стреляешь по танкам и расположению врага, и совсем другое, когда приходится убивать человека своими руками. Долго не мог он принять такую необходимость. Но пришлось учиться и этому. Сначала было трудно, противник сопротивлялся, боролся, пытался кричать, но потом товарищи научили приемам бесшумного снятия часового. Стало легче, но каждый поход в разведку был для Наума Герасимовича настоящим испытанием.

1942 году, в январе-апреле была запланирована наступательная операции. Несколько раз бойцы шли в наступление, отвоевывали участок, рыли новые траншеи, через несколько дней опять отступали.

Было очень тяжело. И хотя солдат лучше снабжали и продовольствием, и одеждой, чувствовалась нехватка еды и теплых вещей. Одежда и обувь быстро выходили их строя, а чинить было нечем. Спасали умельцы, способные сделать «кашу из топора».

В городе было еще хуже. Штатский паек был меньше солдатского и более скудный. В расположение части очень часто прибивались люди их города, особенно дети и подростки, оставшиеся одни, без родителей. Им помогали, чем могли: кормили своей пайкой, отдавали запасную одежду, пускали пожить в землянках. Многие из них были больны и нуждались в медицинской помощи. Их определяли в госпиталь. Затем формировали колонну и вместе с ранеными отправляли «на большую землю».

Активную борьбу вели партизаны, отвлекая значительные силы врага с фронта.

Летом того-же года Наум Герасимович был тяжело ранен, попал в госпиталь. Осколком раздробило лицо и руку. Врачи собирали по частям.

В декабре 1942 года Наум Герасимович вернулся домой, работал в колхозе, помогал из глубокого тыла своим боевым товарищам завоевывать победу. Сыновья с фронта так и не вернулись. Зато остались взрослые уже дочери, а после войны родился еще один сын: Геннадий Наумович.

Умер Наум Герасимович в 1972 году.